Реклама

Малявин В.В. Культура. Страница 103

Заботиться о земледельцах властей побуждала, разумеется, необ­ходимость обеспечения продовольствием государственного аппарата. В истории Китая усиление центральной власти неизменно сопровож­далось попытками «выравнять соотношение людей и земли», то есть обеспечить оптимальное использование земель в империи. С древно­сти были даже приняты идеальные образцы землепользования, со­гласно которым средняя крестьянская семья должна была владеть 100 му пахотной земли приусадебным участком и посадками тутовых де­ревьев. Правительство взимало налог зерном (по традиции он состав­лял десятую часть урожая) и шелковой пряжей, а кроме того, подат­ные люди империи отбывали трудовые повинности, связанные со строительством и ремонтом оросительных каналов, дамб, крепостей, дорог и т.п. Пахотные наделы подлежали регулярным переделам, а приусадебные участки закреплялись за каждым двором навечно.

11равда, политика поощрения земледелия в китайской империи не преследовала цели экономического роста в собственном смысле сло­ва. Задачей правительства, согласно известной заповеди Конфуция, было лишь обеспечение насущных жизненных потребностей людей, тогда как богатство и тем более всякое расточительство решительно осуждались. Бережливость и даже демонстративная бедность были возведены в ранг государственной добродетели, так что история Ки­тая знает императоров, которые выходили на аудиенцию в латаной одежде (чему, конечно, подражали и их советники) Культ бедности, насаждавшийся в КНР в годы «культурной революции», — явление вполне традиционное для китайского общества. В широком же смыс­ле правительственная политика была направлена на обогащение госу­дарства и преследовала цель не допустить чрезмерного обогащения частных лиц. В сущности, она диктовалась стремлением иметь по­слушных и притом доверяющих власти подданных, как о том можно заключить из древнего трактата «Гуаньцзы», где говорится, что народ не должен быть стишком богат или слишком беден, ибо «слишком бо­гатых нельзя заставить служить, слишком бедные не имеют стыда».