Реклама

Малявин В.В. Культура. Страница 106

Бывало даже, что обитатели далеких стран наделялись теми же добродетелями, которые делали честь жителям Срединной Импе­рии. Так древние китайцы представляли себе, например, жителей Римской империи, которую в Китае окрестили государством «Великая Цинь». Китайские хроники первых столетий н. э. сообщают, что по своим манерам и даже внешности жители Великой Цинь не отлича­ются от китайцев, что экипажи, флаги и почтовые станции в этой стране сходны с китайскими, а ее обитатели столь же трудолюбивы и добродетельны, как и подданные Сына Неба.

В Средние века из стран Западных морей в Китай приезжали глав­ным образом персидские и арабские купцы, основавшие свои коло­нии в крупнейших портах Срединной Империи. Пышные, чувствен­ные женщины из Средней Азии и Персии производили сильное впечатление на тогдашних китайских поэтов. В те времена китайцы считали выходцев с Запада людьми корыстными и лукавыми, но так­же жизнерадостными и добродушными — новая версия традицион­ного портрета диковатого чужеземца.

С эпохи Сун воинственные кочевники давали китайцам мало пово­дов для романтизации детей природы. А позднее, в XVI в. у ворот Сре­динной Империи появились европейцы (главным образом португаль­цы), тоже не внушавшие китайцам доверия изза своего устрашающего облика и ненасытной алчности. К европейцам ученые люди Китая от­неслись поначалу так же, как и ко всем прочим «варварским» народам: их либо считали дикарями, либо (если они обнаруживали ученость и знание китайской мудрости) почитали как китайских книжников, вплоть до того, что миссионеровиезуитов, овладевших канонической премудростью китайцев, стали называть «западными конфуцианцами».

Порою соседние народы на Севере усилива­лись настолько, что китайским императорам при­ходилось признавать их равенство и даже превос­ходство над собой. Выход был найден в практике заключения «договоров о родстве», согласно кото­рым правитель Китая мог признать себя «младшим братом» или даже «племянником» вождя кочевни­ков. Случалось и так, что на территории Китая со­существовали два или три больших государства, и тогда их правители могли фактически поддержи­вать между собой равноправные отношения.