Реклама

Малявин В.В. Культура. Страница 26

Имелись в Южном Китае и более мелкие этнические группы, свое­образие которых было связано с их жизненным укладом. Наиболее известный пример—особая категория жителей ряда прибрежных го­родов провинции Гуандун, которые обитали в своих джонках, зараба­тывая на жизнь ловлей рыбы и перевозками грузов. Жители суши да­ли им презрительное прозвище дань ху, сами же себя эти люди предпочитают называть «водяными людьми» (шуиминъ). Повидимо­му, даньху являются потомками ассимилированных китайцами абори­генных племен Юга. Обычай запрещал им учиться грамоте, селиться на суше и заключать браки с людьми, жившими на берегу. Дань ху имели свое наречие. В подавляющем своем большинстве они были очень бедны. Местный летописец отзывается о них как о людях «неве­жественных и боящихся чиновников». Божест­венным патроном даиьху была Небесная импе­ратрица (тянъхоу). Женщины даньху молили ее о рождении сына. Кстати сказать, дань ху, в отличие от общепринятой в Китае практики, считали детей, умерших в раннем детстве, членами семьи и ставили на домашний алтарь их поминальные изображения в виде фигурки мальчика или девочки. По некоторым данным, численность дань ху в районе Гонконга к се­редине нынешнего столетия достигала двухсот тысяч человек, из ко­торых почти четыре пятых были рыбаками.

Еще один пример этнической группы, подвергавшейся дискрими­нации, являет особое наследственное сословие до минь (букв, «пад­шие», или «ленивые люди») в провинции Чжэцзян. Обычай запрещал этим людям, считавшимся потомками преступников, учиться грамоте и возделывать землю, женщинам до минь запрещалось бинтовать но­ги. Каждой семье до минь полагалось иметь своего покровителя, ко­торому они оказывали разные услуги. Селились до минь небольшими группами. Так, в начале XX в. в уезде Чжуцзи провинции Чжэцзян на­считывалось 820 дворов до минь в 40 деревнях.