Реклама

Малявин В.В. Культура. Страница 69

В Аньянском городище были найдены усыпаль­ницы иньских царей, где имеется несколько погре­бальных камер и захоронено большое количество бронзового оружия и ритуальных сосудов, боевые колесницы, запряженные лошадьми (новое средст­во ведения войны, которому в течение нескольких последующих столетий было суждено играть гла­венствующую роль в военных конфликтах), десятки туш домашних животных, а также множество тел людей. Отчасти то были слуги и даже сподвижники, ушедшие в другой мир вместе со своим господином, но большинство погребенных были военнопленны­ми, принесенными в жертву душе умершего царя. Война с целью захвата добычи и пленников была главным занятием шанских правителей. А добыча была нужна для того, чтобы совершать пышные об­ряды жертвоприношения душам предков, ибо связь живых с умершими родичами была стержнем всего общественного уклада шанцев. В надписях на гада­тельных костях — гигантский «царский архив» этих костей был найден в столице Инь — часто встреча­ются вопросы, касающиеся военных походов иньцев против соседних племен. Свое государство шанские цари мыслили по образу и подобию рода. Гадание по костям жертвенных животных в эпоху Шан было уже занятием профессиональных писцов и толкова­телей. Эти люди отбирали и подвергали специаль­ной обработке кости, подходившие для гадания. Га­дали же они по форме трещин, которые появлялись на кости после того, как ее прижигали раскаленной палочкой. Тут же, на кости, записывали вопрос к предкам и полученный от них ответ

*Маска пиюте*: клиссическии узор иньской эпохи

нов. а его тело — для мер длины и веса. Юй выл неутомим в делах, сохранял ве­личественный вид и для всех служил примером. Он скромно одевался, питался простой пищей, но с почтительностью служил духам. Живя в Бедном жилище, он ничего не жалел для устроения водных путей. Ло суше он ездил в повозке, по воде передвигался на лодке, по грязным местам ходил в мокроступах, по горам ходил в оеуви с шипами.»

Сыма Цянь.

«Исторические записки» / в. до н. э

Для людей эпохи Инь мир мертвых был устроен точно так же, как мир живых: положение в немкаждого усопшего предка определялось его местом на родовом древе. Существовал Верховный Пре­док, Шанди, который в силу своей отдаленности от мира живых почти не вмешивался в людские дела. Была еще категория «старших предков», уже ли­шившихся имени и в религии шанцев имевших, ско­рее, лишь символическое значение. Таким образом, для иньских культов характерны строгая иерархия и формализация, напоминающая бюрократический порядок Вместе с тем иньская религия предполага­ла экстатическое общение живых с умершими, тес­но связанное с оргиастическими празднествами и человеческими жертвоприношениями Присутст­вие в иньской религии двух столь несходных тен­денций отобразилось в сосуществовании двух раз­ных изобразительных стилей в иньском искусстве: экспрессивной пластики с ярко выраженной орна ментальностью и подчинения формы абстрактным геометрическим схемам. Противоречие между фор­малистической организацией и экстатическим со­держанием шанской религии стало одной из при­чин кризиса и гибели иньского государства.