Реклама

Малявин В.В. Культура. Страница 75

Цинь Шнхуанди принял решительные меры и для обеспечения своего идеологического единоначалия. Он запретил своим поддан­ным чтение любых книг за исключением тех, которые могли принес­ти практическую пользу (к последним были отнесены руководства по земледелию, ремеслам, медицине, гаданию). В 213 г. до н. э. состоя­лось знаменитое «сожжение книг», за которым последовала казнь бо­лее четырехсот ученых, заподозренных в нелояльности режиму.

Цинь Шнхуанди, однако, переоценил свои возможности. Затеянные им грандиозные строительные работы оказались непомерно тяжелым бременем для казны, а принятые меры административного контроля и, в частности, драконовский уголовный кодекс — далеко не столь дейст­венными, как он рассчитывал. Едва Цинь Шихуанди умер и был погребен в своей грандиозной усыпальнице — ныне частично раскопанной и от­крытой для обозрения, — как по всей империи начались волнения, быс­тро переросшие в вооруженные мятежи. Авторитет преемника Цинь Шихуанди — Эршихуанди (что значит просто «Второй Император») был явно недостаточен для того, чтобы ш п 1ьск11е армии могли сдержать вол­ну народного возмущения. В 209 г. на землях бывшего царства Чу вспых­нуло мощное восстание. Три года спустя одна из повстанческих армии, возглавлявшаяся Лю Ваном, нанесла решительное поражение циньским войскам. Эршихуанди был убит своими же придворными, а Лю Ван, за­няв столицу империи, провозгласил воцарение династии Хань. Вскоре ему удалось распространить свою власть на весь Китай.

Династия Хань

Четырехсотлетнее I щрствовш те Ханьско! I дш астии стало эпохой ком­промиссов в по.'и пике и синкретизма в идеологии, когда сложились не­зыблемые до XX в. основы имперского правления и стала очевидной гла­венствующая роль культуры в деле консолидации китайской ойкумены.