Реклама

Малявин В.В. Культура. Страница 132

Тюрьмы в Китае обычно состояли из однойдвух общих камер с невысоким помостомлежанкой, к которому приковывали заключен­ных Казенный рацион последних ограничивался двумя чашками про­са в день. Всю прочую еду, а также питьевую воду, чай и соль обита­тели тюрьмы должны были приобретать сами. Подкуп тюремщиков был в порядке вещей. За деньги можно было даже найти бедняка, го­тового отсидеть в тюрьме вместо преступника. Вообще бесправие взятых под стражу — еще даже не преступников — было почти пол­ным а «смерть в тюрьме» — частый исход карьеры государственного деятеля в старом Китае.

В цинском кодексе упоминается в общей сложности 3987 преступ­лений, заслуживающих наказаний, из них почти 1500 карались ударами палками, 721 — каторжными работами, 400 — ссылкой и 813 — смерт­ной казнью. Смертная казнь широко применяется в Китае по сей день

Судопроизводство в китайской

Во времена династии Поздняя Вэй но­сильщик соли и носильщик хвороста за­спорили о том. кому при адлежала вара нья шкура, в которой переносили грузы. Судья Ли Хой сказал помощникам: «Подвергните шкуру пыткам, и мы узна­ем правду». Помощники очень удиви­лись. но выполнили приказание. Шкуру расстелили на земле и стали бить по ней палкой. Вскоре из нее выступили кру­пинки соли, и носильщик хвороста при­знался. что говорил неправду.

«Собрание судебных дел под Грушевым деревом». XIII в.

империи не было самостоятель­ным институтом и не имело сколь­ко нибудь отчетливого процессу­ального оформления Вплоть до XX в. в Китае не существовало по­нятия ни о сторонах обвинения или защиты в суде, ни о презумп­ции невиновности, не говоря уже о независимости судей или обще­ственном надзоре над судом. Не удивительно, что в таких услови­ях китаиских знатоков юриспру­денции чрезвычайно волновала проблема справедливости судебного приговора В этом пункте традиция уповала в конечном счете на ин­туицию и мудрость самих судей и даже на магические способы разре­шения судебных дел. Образцовым судьей в Китае считался советник мудрого царя Шуня по имени Гаоян, который имел чудесного помощ­ника — мифического зверя Сечжая. Этот рогатый зверь во время су­дебных разбирательств бодал преступника. Акцент же на «исправле­нии помыслов» сохранился в китайской юриспруденции до настоящего времени. Достаточно вспомннть принятую в КНР квали­фикацию наказания как «трудо­вого перевоспитания».