Реклама

Малявин В.В. Культура. Страница 141

В нарушение традиции отдельные браки заключались на услови­ях, при которых муж брал фамилию тестя и получал специально ого­воренную в брачном контракте долю семейного имущества. Такое по­ложение могло быть постоянным или временным. Во втором случае муж по истечении условленного срока мог покинуть вместе с женой ее дом, но при этом не имел прав на имущество семьи. Разумеется, брак, как бы ставивший мужчину в положение женщины, считался для него унизительным. Тем не менее на Тайване в начале XX века та­кие браки составляли около 20 %. В некоторых местностях Юньнани удельный вес таких браков достигал 40 %, причем удел заложившего себя зятя позорным не считался.

Обычай допускал использование едва ли не всех возможных средств, которые могли обеспечить нормальное функционирование семьи. Если в семье не было мужского потомства, муж имел право взять наложницу и сделать наследниками рожденных от нее сыно­вей. Широко распространена была практика усыновления мальчиков из чужих семей, хотя формы ее были неодинаковы в разных областях Китая. Так, в большинстве районов Северного и на побережье Юж­ного Китая обычаи разрешал усыновлять только кровных родствен­ников по мужской линии, тогда как в Восточном Китае допускалось усыновление детей сестер или даже мальчиков, купленных в младен­ческом возрасте.

Клан

Значение институтов родства в традиционном китайском общест­ве далеко не ограничивалось отдельными семьями. Существовал, на­пример, круг семей, охватывавший всех кровных родственников по мужской линии до пятого колена. Еще большее значение в общест­венной жизни имели клановые организации (цзун цзу). Последние включали в себя мужчин, имевших общего мужского предка. Кланы имели организующее ядро: культ об­щих предков и связанные с ними со­циальные институты, а также свою географическую локализацию. Внут­ри кланов шел непрерывный про­цесс появления новых ветвей, обыч­но именовавшихся по порядку «дворов» (фан) в семье предкаосно­вателя. Примером развитого клана может служить клан Дан, расселяв­шийся в окрестностях Гонконга. Этот клан насчитывал в середине XX века около 3 тыс. членов, населяв­ших восемь расположенных по со­седству деревень, и состоял из восьми ветвей. Наиболее могущест­венная ветвь разделялась на три подветви, одна из которых насчитывала в три раза больше человек, чем две другие, вместе взя­тые. Эта подветвь, в свою очередь, включала в себя еще два уровня столь же асимметрично организованных сегментов клана. Структура клана наглядно выражалась в устройстве алтарей предков каждого его подразделения