Реклама

Малявин В.В. Культура. Страница 142

В целом кланы отличались большой сплоченностью на Юге, где они зачастую составляли отдельные поселения. Так, из 123 деревень, обследованных в 20е годы XX века в провинции Аньхой, 121 была за­селена членами одного клана, в уезде Гаоань (на запале провинции Цзянси) из 1291 деревни 1121 были заселены сплошь членами одно­го клана; в уезде Иньсянь (провинции Чжэцзян) 70 % деревень были одноклановыми и т.д. Для Северного Китая более характерны дерев­ни, насчитывавшие двачетыре клана.

Наиболее развитые формы клановой организации были присущи деревням Южного Китая, где повсюду существовали фонды клановых земель, клановые храмы предков, клановые школы и прочие институ­ты. В Гуандуне земельные фонды кланов составляли около половины пахотных земель. Широко распространены были добровольные и принудительные взносы членов клана в общую казну.

Во главе клана стоял старейшина. Клановым хозяйством ведали управляющие, которые избирались поочередно на срок от одного до двух лет. В клановом храме предков хранились генеалогические кни­ги, а нередко и писаный устав клана. Клановые регламенты предосте­регали от нарушения норм конфуцианской морали, неповиновения властям, посягательств на частную собственность. Нередко они со­держали весьма пространный свод жизненных правил. Так, в предпи­саниях клана Лю в провинции Цзянсу запрещалось «сожительство­вать с проститутками», «играть в азартные игры», «ссориться с родст­венниками изза имущества», «позволять молодым людям искать удовольствия вне дома», «брать много наложниц и служанок, имея сыновей», «есть лучшую еду и носить лучшую одежду», «позволять женам и дочерям всуе возжигать благовония в храмах», «входить в родство с семьями высокопоставленных чиновников и занимать день­ги на свадьбу», «держать в доме певцов и искусных слуг», «покупать ан­тикварные вещи», «пьянствовать и ввязываться в драки», сооружать в саду каменные горы и беседки», «ценить ландшафт до такой степени, чтобы в течение долгого времени откладывать похороны отца», «зани­маться алхимией», «искать развлечений и не заниматься полезным де­лом», «упорствовать в осуществлении своих замыслов, не прислушива­ясь к добрым советам». Для нарушителей устава предусматривались воспитательные меры воздействия и штрафы, в крайнем случае — ис­ключение из клана.