Реклама

Малявин В.В. Культура. Страница 145

Внутри деревенского общества существовало резкое различие между рядовыми членами общины и общинной верхушкой. Местная элита держала под контролем органы общинного правосудия и дере­венские отряды самообороны, главные локальные культы и деревен­ские празднества. На побережье Гуандуна, например, могуществен­ные кланы внимательно следили за тем, чтобы подчиненные им семьи участвовали в чествованиях божественных покровителей этих кланов. Для отпора местной верхушке крестьяне создавали собствен­ные отряды самообороны, которые с 20х годов XX века нередко пе­рерастали в крестьянские союзы, преследовавшие политические це­ли. Большое значение в крестьянском быту имело также различие между крестьянами, владевшими хозяйством, и голытьбой. Послед­ние нередко выступали олицетворением злых духов, чужаков и не допускались к участию в общинных праздниках. Далеко не во всехсвоих формах соседская община совпадала с отдельной деревней. Внутри деревни всегда существовали более мелкие объединения. Од­ни из них представляли союзы взаимопомощи, которые в Южном Ки­тае нередко называли «объединение отцаматери», поскольку их чле­ны помогали друг другу в организации похорон умерших родителей. Другие объединения носили культовый характер.

Иерархия внутри местного общества выразилась в наличии двух уровней локальных культов: культов междеревенских по своему мас­штабу и основных по своей публичной значимости, и второстепенных культов, ограничивавшихся одной деревней, а в городе — одной ули­цей или кварталом. Например, в Тайбэе в нынешнем столетии суще­ствовало 8 храмов, имевших общегородское значение, и 21 храм низ­шего уровня. В тайваньском городе Луган, насчитывавшем в середине XX века около 30 тыс. жителей, в то время имелись б обще­городских и 33 квартальных храма. А в городе Тайнань, где в конце XIX в было менее сотни улиц, в тот период зафиксировано 73 терри­ториальных культовых объединения.