Реклама

Малявин В.В. Культура. Страница 133

Конфуций, одно время слу­живший верховным судьей в сво­ем царстве, преподал поздней­шим поколениям чиновников образцы для подражания. Со свойственной ему скромностью первый мудрец Китая заявлял: «На свете найдутся люди кото­рые умеют разрешать тяжбы не хуже меня, но я отличаюсь от них тем, что стараюсь как можно ре­же прибегать к наказаниям». Су­ществует рассказ о том, как Кон­фуций однажды решал тяжбумежду отцом и сыном. Он долго держал в тюрьме того и другого, не вынося приговора. В конце концов отец отказался от своих обвине­ний против сына, и Конфуции отпустил обоих. Когда ктото из его коллег выразил неудовольствие тем, что разбирательство не состоя­лось, Конфуций ответил: «Сначала нужно научить людей, а потом су­дить их. Если и после этого не переведутся злодеи, то будет позволи­тельно применять наказания...». Для Конфуция и его последователей каждый судебный спор был, в сущности, поводом для нравственной оценки и нравственного совершенство­вания. Но оставалась еще и техника су­дебного процесса, методы и правила су­дебного дознания: допросы истца, ответчика и свидетелей, рассмотрение улик, выявление умысла допрашиваемых и, наконец, определение меры наказа­ния. Надо сказать, что эта техническая сторона судебного расследования, как всякая бюрократическая процедура с древних времен была разработана в Ки­тае с необыкновенной тщательностью. Так, среди обнаруженных в 1974 г. бамбу­ковых дощечек с текстами администра­тивных документов циньской империи есть образец протокола осмотра места происшествия (речь идет о предполагаемом самоубийстве), где подробно описываются обстоя­тельства самоубийства, указаны правила криминалистической экспер­тизы, даже предусмотрено присутствие двух понятых и т.д.