Реклама

Малявин В.В. Культура. Страница 155

Открытие метафизической реальности сопровождалось переос­мыслением сущности ритуала (ли). В Западном Чжоу ритуал еще со­хранял свою архаическую значимость: он был прежде всего обрядом жертвоприношения, способом непосредственного общения с пред­ками, и сфера его действия ограничивалась, по существу, кланом чжоуского правителя. Но уже тогда в представлениях о ритуале ото­бразилось открытие морального измерения в человеческой жизни. В соответствии с вновь найденной формулой этической дистанции между человеческим и божественным чжоусцы толковали свои куль­ты как акт разграничения между миром людей и миром духов. Их по­нимание ритуала выражено в классической сентенции из конфуциан­ской книги «Беседы и суждения» («Лунь юй»): «Чтить богов и держаться от них в отдалении». Со временем ритуал у чжоусцев все более терял связь с его культовым контекстом, и ритуальная комму­никация постепенно перемещалась в область внутреннего мира чело­века, приобретала значение нормы нравственной самооценки. Это привело к быстрой секуляризации чжоуской культуры. Теперь риту­ал в чжоуской традиции не просто осуществлялся, но и осмыслялся как символическое действие, которое даже не обязательно должно было иметь зримый образ. Отсюда акцент на сдержанности и само­углубленности участников ритуала, что в глазах самих чжоусцев рез­ко отличало их культуру от экстатических культов иньцев и разных «дикарей». Вся культура классической эпохи до такой степени про­никнута недоверием и даже враждебностью к внешним формам,что отвергает пышность в архитектуре и сладкозвучие» в музыке, не знает устойчивой традиции живописи и скульптуры и вовсе не знает эпоса и театра.

В процессе рационализации категорий и ценностей архаической религии в древнем Юте большую роль сыграли два фактора. Один из них — исключительно важная роль практики гадания, что сделало невозможным появление идеи откровения личностного бога и про­роческой религии. Трансформация архаического гадания в этикоко смологическую систему запечатлелась в судьбе древней гадательной книга чжоусцев «И цзин» (именуемой в западной литературе «Книгой Перемен»), В этой книге комбинации двух видов черт, сплошной и прерывистой служили обозначениями всех возможных ситуаций в мире. В конечном же счете целью гадания по «И цзин» стало позна­ние всеобщей связи вещей и символа всякого действия, что предпо­лагало, по существу, знание того, как не действовать, ведь общий символ всех действий есть именно недеисгтие.