Реклама

Малявин В.В. Культура. Страница 161

То качество ритуала, которое делало его универсальным и вечно живым и в котором человек осуществляет свое назначение, Конфу­ций называл «человечностью» (жэнь). Конфуциева «человечность» предполагала внутреннюю самодостаточность человека, обретшего в себе моральную волю, и одновременно сочувствие с окружающи­ми людьми. Следование «человечности», по Конфуцию, означало, в частности, решимость «не делать другому того, чего себе не жела­ешь». Таким образом, конфуцианская «человечность» предстает гар­монией противоположных интересов, подвижным равновесием вну­треннего и внешнего, воспитанности и непосредственности, свободы и закона и т.д. В этом смысле она является мерой всех доб­родетелей (справедливости, верности, великодушия, любви, беско­рыстия и пр.), дает определения добродетелям, но не позволяет аб­солютизировать их. «Человечность» есть нравственная норма, которая дает возможность человеку отстраниться от крайностей, но вместе с тем эти крайности устанавливает и опосредует. Это абсолют­ная мера человеческого в человеке, делающая его властелином само­го себя. В конфуцианстве человек — чтото среднее между тем, чем он является, и тем, чем должен быть. Сам Конфуций говорил о неосу­ществимости «человечности» в мире, но он же утверждал, что она «всегда близко», — стоит лишь захотеть обладать ею.

Нравственный идеал конфуцианства — личное совершенствова­ние, неустанное «превозмогание себя» (кэ цзи), то есть Путь (Дао), подвижничество, в котором человек духовно мужает, очеловечивает сам себя и притом делает это непременно в общении с другими. Для Конфуция и его последователей всякое знание морально, оно неот­делимо от сознания, человек не может достичь совершенства, не ведя к совершенству других. Соответственно, культура, согласно Конфуцию, есть творение человека, и она непосредственно основы­вается на природе. Жизненный идеал Конфуция — «следовать влече­ниям сердца, не нарушая правил». Если создатели чжоуской тради­ции открыли идею истории, то Конфуцию принадлежит честь открытия в истории человека.