Реклама

Малявин В.В. Культура. Страница 163

Острая идейная борьба в эпоху Воюющих Царств вызвала к жизни новые толкования конфуцианской традиции. Наибольший вклад в развитие конфуцианской мысли внес Мэнцзы (ок. 372—289 гг. до н. э.). В отличие от Конфуция, Мэнцзы уже не связывал своих надежд с реставрацией власти Чжоу, а потому рисовал более отвлеченный и систематический образ идеальной «древности», обращаясь ко всему корпусу исторических преданий. Отстаивая традиционное конфуци­анское представление о разграничивающей функции ритуала и незыб­лемости разделения общества на «верхи» и «низы», Мэнцзы развивал идеи Конфуция о «гуманном» правлении мудрого царя, который без принуждения подчиняет все живое своей космически всеобъятной воле. Вполне естественно, что Мэнцзы с не меньшей энергией пропо­ведовал традиционный идеал управления как «следования чаяниям на­рода» вплоть до признания за «народом» права свергнуть государя, из­менившего принципам «гуманного» правления. Мэнцзы также попытался подвести новый фундамент под здание конфуцианской морали. Наличие «нравственного императива» в человеке он объяснял тем, что человек от рождения наде­лен знанием этических норм, так что самосовершенствование, по Мэн цзы, состояло в развитии врожден­ных добродетелей. Проповедуя ра венсгво людей в «чувствах добрых», Мэнцзы утверждал, что каждый мо­жет стать таким, какими были вели­чайшие мудрецы древности.

Последним выдающимся теоре­тиком древнего конфуцианства был Сюньцзы (ок. 313— ок. 238 гг. до н. э.), который пересматривал идеи Конфуция в ином, нежели Мэнцзы, направлении. Сюньцзы заявлял, что человек «от природы зол, а его доброта созидается им самим». Если

Мэнцзы настаивал на свободном выражении врожденного этическо­го опыта, то Сюньцзы видел величие человека в победе над собой, способности культивировать в себе нравственность. По новому объ­яснив общечеловеческую необходимость культуры Сюньцзы сумел создать и наиболее развернутую в раннем конфуцианстве теорию ри­туала как принципа общественного устройства. Для Сюньцзы ритуал воплощает чисто человеческое начало самоограничения и как тако­вой совпадает с общественным порядком во всех его аспектах — от разделения труда до правового положения индивида Ритуал, соглас­но Сюньцзы, устанавливает место человека в рамках социума как гар­монического целого или, в терминологии древних конфуцианцев, «совершенного равенства» (чжи пин). Речь идет, разумеется, не о проповеди всеобщего равенства, а о «равенстве в неравенстве» иерар­хического строя, в рамках которого все равны только в том, что спол­на имеют положенное каждому.