Реклама

Малявин В.В. Культура. Страница 165

чем аристократы, кичившиеся своими наследственными правами. Некоторые из них, найдя приют на чужбине, без колебаний посыла­ли войска против собственных земляков. Усилиями «странствующих ученых» и были созданы все классические школы китайской мысли, а также выработано сознание культурной общности Поднебесного мира которое сделало возможным политическое объединение древнего Китая в III в. до н. э.

В понятии «странствующие ученые» отобразилась историческая роль первых философов Китая: будучи свободными от архаического наследия и даже чжоуской традиции, авторитет которой к V в. до н. э. окончательно испарился, быть свободным для нового универсально­го образа культуры; стоя вне условностей прежних культур, строить новое миропонимание, основанное на отвлеченных рациональных посылках. Наряду с новыми идеями первые философы создавали и новые формы социальной общности, основанные на сочетании тех же принципов индивидуального выбора и универсализма, — школы, общины и даже своеобразные академии, вроде академии Цзися в сто­лице царства Ци — популярном месте встреч ученых со всего Китая. Политическая раздробленность благоприятствовала пропаганде но­вого идеала служилого человека. «Лучше заполучить одного ши, чем десять тысяч ли земли», — гласила популярная в ту эпоху поговорка.

Как ни разнились взгляды «странствующих ученых», они имели не­что общее, обусловленное особенностями положения профессио­нальных интеллектуалов. Все ши апеллировали к единственно верно­му, с их точки зрения, мировому порядку—прообразу универсальных законов разума. В этом отношении наиболее примечательны взгляды Мо Ди, или Моцзы (479—400 гг. до н э.), — перво­го китайского мыслителя, порвавшего с патриар­хальными традициями. По преданию, Моцзы в мо­лодости получил конфуцианское образование, но впоследствии отмежевался от своих учителей. Общественная программа Моцзы зиждилась на принципе «всеобщей любви» (цзянъ аи). В соот­ветствии с этой абстрактнорационалистической модификацией понятия «человечности» (воспри­нятого Моцзы от конфуцианцев, но кардинально переосмысленного) каждый человек должен лю­бить всех прочих людей как самого себя С поняти­ем «всеобщей любви» в учении моистов был тесно связан принцип «ненападения», отказа от захватнических войн, что не мешало Моцзы и его последователям выступать в роли мастеров оборонительного боя и искусства спора. Последователи Моцзы занимались, помимо прочего, разработкой логических правил суждения.