Реклама

Малявин В.В. Культура. Страница 135

С древности правящий класс в Китае был представлен слоем «уче­ныхчиновников» (ши, шидафу), обладавших властью благодаря сво­ей образованности и добродетели или, как мы сказали бы сегодня, знанию символического языка культуры. Эти знатоки и хранители им­перской традиции по определению не составляли наследственного сословия. Они считались самыми мудрыми, талантливыми и высоко­нравственными подданными империи, которые более всех прочих достойны высоких административных постов. Появление таких при­рожденных государственных мужей в Китае объясняли в космологи­ческих категориях считалось, что это следствие скопления жизнен ной энергии космоса в особо благодатных местностях. Предугадатьрождение мудреца оыло крайне трудно, если не невозможно, но иде­ологи империи были твердо убеждены в том, что Небо непременно пошлет их миру столько, сколько необходимо для блага государства. Разумеется, внутри элиты империи тоже существовала своя иерархия. Здесь были «совершенномудрые» (шэн), способные водворить гар­монию и благоденствие в целом свете. Считалось, что таковые прихо­дят в мир раз в 500 лет. Ступенькой ниже стояли «достойные мужи» (1сянь), которые могли быть помощниками совершенномудрых.

В поздних империях обладатели ученых званий получили собира­тельное название шэньши. Наряду с чиновниками (или, можно ска­зать, как потенциальные чиновники) шэньши освобождались от уп­латы налогов и отбывания повинностей.

Китайская империя не знала сословия родовитой аристократии. Правда, члены царствующего дома имели знатные титулы, а неред­ко и наследственные владения. Однако эта знать ограничивалась кругом императорских родственников и притом, как правило, нахо­дилась под жестким контролем имперской администрации. Равным образом в китайской империи не имело самостоятельного значения и военное сословие.