Реклама

Малявин В.В. Культура. Страница 182

Другим свойством человеческого совершенства, уже отмеченным выше, была его виртуальная природа Человек в пределе своего бы­тия предваряет, предвосхищает все сущее. В даосской традиции не­постижимый первочеловек, «подлинный человек Дао» предваряет мир, и мир творится по его подобию. Даочеловек «питается от Мате­ри мира» и «дышит из пяток», будучи открыт, так сказать, всем своим существом виртуальному совершенству одухотворенной жизни. Каждое мгновение он перерастает сам себя и изливается в мир, его бытие — непрестанное самопревращение. Так жизнь Даочеловека, или «жизнь в Пути», есть полная открытость зиянию бытия, встреча пустоты с пустотой, сонебытийственность вещей в Одном Превра щенин мира — равно единичном и едином, вечном. Подлинной суб­станцией тела китайцы считали именно пустоту в нем. Об этом свиде­тельствует принятое в китайской литературе метонимическое обо­значение тела как «девяти отверстий», знаменитое учение о жизненных точках организма (которые тоже представляют собой не что иное как отверстия энергетических каналов) или обычай тракто­вать анатомическое строение тела в категориях сочленений и суста­вов. Подлинное тело, в китайском понимании, — это тело полоепол ное, и Даочеловек подражает не просто мировой гармонии, а добытиинои пустоте — прообразу совершенной цельности Дао. В этом качестве тело Дао как условие выявления всех форм, именова­лось даосами Сокровенной Женщиной (сюань пинъ).


Указанные свойства совершенного человека удачно охватываются ключевым для китайской традиции понятием Неба (тянъ). Бездон­ный, пустой, сиятельный, всеобъятнь и купол небес служит лучшей метафорой чистого присутствия Всечеловека Для Конфуция Небо обеспечивало преемственность праведного Пути в мире. В даосской литературе Небо постигается в опыте «прозрения Одиночества» и противопоставляется искусственным и ущербным «людским путям».