Реклама

Малявин В.В. Культура. Страница 187

Исторически истоком философемы «недеяння» послужила риту­альная практика. Ритуал есть символическое действие раг ехсеПепсе, притом извечно возобновляемое в потоке времени и требующее воле­вого усилия. Со временем исток ритуала был осмыслен как состояние «Беспредельного» (у цзи), которое соответствовало неопределенной целостности бытия, «отсутствию форм и образов». Практика — и тво­рение мира—в китайской традиции означала внесение определенно­сти в хаотическое всеединство. Так изначальные протообразы мира преломлялись в символические типы, воплощавшие те или иные ка­чества бытия. Эти типовые формы предстают сериями событий, ука­зывающими на сокровенное присутствие «одного тела» Дао. Соответ­ственно, творчество в Китае рассматривалось как акт рассеивания» (сань), знаменовавшего, по сути, во ведение внешних образов вещей к их внутренней, «семенной» форме. Недаром в китайской культуре большое значение имела идея «испарений» вещества, к примеру, цен­тральной метафорой китайской живописи был образ полупрозрач­ной облачной дымки, которая вотвот то ли рассеется, то ли явит взо­ру новые чудесные картины.

Репертуар типовых форм, а отнюдь не идеи, не понятия, не от­дельные образы, составлял канон китайской традиции. Со временем принцип типизации явлений и действий был распространен китайца­ми решительно на все стороны жизненного уклада, от политики и естествознания до искусства и быта. Доста очно вспомнить пе­речни нормативных аккордов в музыке, нормативных поз и дви­жений в боевых искусствах, типо­вых элементов живописных изоб­ражений, типов человеческих характеров и т.п. В итоге теоре­тическое знание подменялось на­бором практических рекоменда­ций, а человеческая практика регулировалась не столько идея­ми или понятиями, сколько са­мим временем, точнее — качест­вом протекающих событий.