Реклама

Малявин В.В. Культура. Страница 191

Подчинение личности этикетному лицу» соответствовало сведе­нию внутренней жизни индивида к постоянному усилию «превозмо гания себя». Именно это усилие нравственной воли считалось отличи­тельным признаком человека, и кнтаиекие мыслители всегда были склонны полагать, что «убить разбойника (то есть того, кто отрекся от моральной воли в себе. — В.М.) — не значит убить человека». Бо­лее того, отсутствие у человека собственного места в системе личных связей делало проблематичным и его личностный статус в обществе.

Таким образом, в конфуцианской традиции нормативное поведе­ние, общественный конформизм оказываются неизбежными спутни­ками внутреннего самопознания. Прозрение собственной автономно­сти в акте «вглядывания в себя» непосредственно изливается в декорум благочестия, каковой, собственно, и служил знаком «культу­ры», «культурности» (вэнъ). Смычка двух этих крайностей устраняет самое понятие личности как внутренне целостного и уникального ин­дивида Область собственно человеческого в китайской мысли отно­сится к человеческой соотносительности, сообщительности. Самое понятие «человек» в Китае обозначалось словом «междучеловечес­кое» (жэнъ цзянь).

Моральный идеал конфуцианства в конечном счете имел косми­ческую значимость и в самом себе заключал свое оправдание. Конфу­цианский муж согласно традиционному представлению, «действует ни для чего». Отсюда уже недалеко до даосско о тезиса «великая че­ловечность — не человечность Великая человечность, по мнению многих в старом Китае, приличествовала государю, относящемуся с благодетельной беспристрастностью ко всем людям и потому способ­ного невозмутимо судить и карать преступников

Конфуциева проповедь самоуглубленности как нормы ритуально­го поведения обеспечила преемственность культурной традиции Ки­тая, но сделала практически невозможным формирование граждан­ских сообществ. Конфуций создал модель, так сказать, «внутреннего» социума, где люди никогда не равны, не могут иметь общую програм­му действий (только «низкии человек», говорил Конфуций, ищет со­общников), а отношения между ними регулируются обычаем и дове­рием и носят интимный характер. Недаром образцом общества