Реклама

Малявин В.В. Культура. Страница 197

Экранирование как непременное условие эстетического созерца­ния означает, что пространство в китайском мировосприятии облада­ет слоистой структурой, и его организующим принципом является свертывание, завихрение, склад­ка. Отсюда приверженность ки­тайских художников к кривым ли­ниям, склонность сводить линию к точке, символизирующей значи­мые «узлы» сознания. Отсюда и присущее китайскому искусству панорамное, как бы сферическое видение мира В свете принципа складки или, покитайски, «двой­ной сокрытости» (чунсюанъ), мо­дель пространства в искусстве и науке Китая являет как бы две вложен­ные друг в друга сферы (его прототипом была тыквагорлянка—самый популярный символ универсума в Китае). Прообразом же созерцания в китайской традиции выступало чтение, погружающее в сокровенный мир смыслов, и слушание, дающее опыт глубины восприятия.

В итоге восприятие пространства оказывается актом не наблюде­ния, а раскрытия глубины, что достигается посредством «предостав­ления» (фан) всему сущему быть тем, что оно есть или, точнее, сво­боды быть. Созерцание воистину превращается в открытие «чудес и таинств» бытия Обманный вид в китайском искусстве — не трюк, а, как ни странно, единственная возможность видеть. Ясно, что худо­жественные образы и не предназначались для созерцания в качестве некоего статического объекта. Они выступали вместилищем взрывча­той силы бытия, перехлестывали свои границы продолжались виных и интимно заданных качествах. Знатоки вдыхали «испарения» картин, старинные бронзовые сосуды ценили не в последнюю оче­редь за их запах, фарфоровые чаши и декоративные камни в саду слу­шали, ударяя по ним палочкой, и т.д. Искусные музыканты, архитек­торы, врачи, даже повара Китая руководст вовались одним и тем же принципом: истинное бытие веши открывается в «следе» или «арома­те», которые она отдает другим вещам.