Реклама

Малявин В.В. Культура. Страница 210

Неоконфуцианство

В царствование династии Сун сложилась новая философская сис­тема, которая в западной литературе именуется «неоконфуцианст­вом». Это новое мировоззрение выражало попытку поновому ре­шить традиционную «сверхзадачу» китайской мысли: обосновать и оправдать совместность существования человека и мира. Историчес­ки оно наследовало философским системам китайского буддизма и одновременно являлось реакцией на них. По содержанию же пред­ставляло собой неизвестный прежде в Китае синтез космологии, мо­рали и практики духовного совершенствования.

Первые шаги в разработке новой философии сделали знатоки ки­тайской «натурфилософии». Ученые сунской эпохи вообще проявляли большой интерес к изучению природы и техническим изобретениям. Именно в тот период достигли своей высшей точки реалистические мотивы в китайской живописи и наблюдалось быстрое развитие есте­ственных наук; в сунских источниках даже упоминаются—единствен­ный раз в китайской истории — вскрытия трупов с целью изучения че­ловеческой анатомии.

В середине XI в. несколько китайских ученых создали свои систе­мы космологии, которые имели также моральные и историографиче­ские аспекты. Так, Шао Юн (1011—1077) разработал космологическую теорию, основанную на математических выкладках из «Книги Пере­мен». Согласно Шао Юну, современная эпоха находилась под знаком гексаграммы Би, означающей «Начало упадка». Более заметный след в истории китайской мысли оставили космологические взгляды Чжоу Дуньи (1017—1073). Этот ученый построил свою систему на так назы­ваемой «Карте Великого Предела», заимствованной им у даосов. Вели­кий Предел, согласно Чжоу Дуньи, есть принцип циклического взаи­модействия мировых сил, которому в ряду духовных качеств соответствует покой и «отсутствие корыстных желаний». Создателем еще одной влиятельной естественноморальной философии был Чжан Цзай (1020—1077). Последний отождествлял Великий Предел с мировой энергией (ци) и одновременно Великой Пустотой. Посколь­ку все сущее состоит из ци, утверждал Чжан Цзай, то мир составляет «одно тело», а Небо и Земля для людей — все равно, что отец и мать.